Меню
12+

Газета «Правда Севера». Издаётся с 1 апреля 1934 года

25.04.2015 10:36 Суббота
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 15 от 25.04.2015 г.

Война сплотила людей

Автор: Марина Зарукина
Корреспондент
Источник: "Правда Севера"

Труженик тыла Лина Всеволодовна Егорова

Время мчится неумолимо, год за годом меняя течение нашей жизни и  внося в нее свои коррективы. Неизменным  в нем остается лишь независящая ни от кого и ни от чего постоянная смена поколений:  уходят, отжив свое старички, остаются их дети, входят в жизнь  внуки и правнуки. Совсем немного осталось в живых участников самой кровопролитной и чудовищной в истории человечества войны, с каждым годом все меньше остается тех, кто приближал долгожданный день Победы в тылу. Они также находились на фронте — трудовом. И будучи вдали от тех мест, где шли бои, испытали вместе со взрослыми  все тяготы военного лихолетья.

Звание "Труженик тыла" имеет и Лина Всеволодовна Егорова, очень обаятельная, общительная жен-щина, переехавшая в райцентр почти десять лет назад из поселка Наканно. Она многое знает, и охотно рассказывает о жизни на Катанге.
Есть в ней что-то такое, свойст-венное человеку, многое повидав-шему на веку, немало перенесшему и теперь, когда все это позади, успокоившемуся.
Когда началась война Лине было всего одиннадцать лет. Она  и  сейчас отчетливо помнит тот день. Ярко светило летнее солнце, и почти  все село  переехало за реку на покос.  Вдруг видят — выпрыгнув с лодки — шитика бежит к ним дедушка. Еле отдышавшись, кричит: — Война! Война! Туземцы на нас напали!
  Тут же  собрались на  митинг. Среди населения — паника, женщины, дети — в слезы. И все нарастающее чувство страха: — Что же теперь будет?
Всех мужчин, кроме стариков, забрали в армию. Более половины из них не вернулись. Пропал без вести двоюродный братишка Михаил Каплин. Спустя десятиле-тия отыскалось место захоронения его брата Петра. Инвалидами приехали на родину земляки Родион Яковлевич Комбагир и Андрей Васильевич Удыгир. Получив  тяжелое  ранение,  воз-вратился дядя Каплин Гавриил Константинович, поживший после войны совсем немного.
В семье кроме Лины подрастали еще две сестренки и младший братишка. Мама Елена Кон-стантиновна  растила их без отца. В войну, как рассказывает Лина Всеволодовна, почти все насе-ление трудилось в колхозе " Омакта Ин", ("Новая жизнь") а мама — на ферме, которых в те годы было две.  Но денег, полученных на трудодни, не хватало. Живность тогда в семье не держали. Лина с сестрой на лошадях возили дрова. Сушняк (сухие дрова) девчонки заготавли-вали самостоятельно. В огороде выращивали лишь картофель. Вспоминает, что времени на игры и прогулки не было вообще. Воду носили на себе, потому что не было денег оплатить за  подвоз ее, младшие дети находились под присмотром старших, и много времени и сил уходило на повседневную работу. Позднее завели корову.
- Оленеводством занимались старики, — рассказывает бабушка Лина. — До войны поголовье оленей составляло около двух тысяч голов. Водилось много диких оленей. Оленеводы всегда боялись того, что дикие олени уведут за собой домашних. Помню, много заготав-ливали в военные годы рыбы и  мяса и в сушеном виде отправляли в фонд обороны. Шиповник  собирали даже тогда, когда он под снегом был.
Но не было в годы войны ни одной семьи, которой было бы труднее, чем другим, уверяет собеседница. Война сплотила людей. Ни в одной семье не было умерших от голода, ни одна семья не испытывала недостатка в дровах.  Наканновцы жили дружно и все делали вместе. Всей деревней выходили на заготовку дров. День — для одной семьи пилят на всю зиму, день — для другой. Большую помощь ока-зывала комсомольская организа-ция. Молодежь помогала семьям фронтовиков: проводили побелку в домах, нянчились с маленькими детьми, возили дрова,  помогали в стирке стареньким бабушкам.
Охотники непременно дели-лись своей добычей со всеми. По-другому не принято было.
Лина Всеволодовна  проучилась в школе шесть лет. Больше не могла — нужно было помогать ма-тери зарабатывать деньги. Четырехлетку закончила в родном селе  и отправилась за знаниями в Ербогачен за пятьсот километров пешком со старшей сестрой и ее подругой. Помнит, как обнаружив медвежьи следы, бе-жали бегом, стараясь не наступать на сучья, и не разговаривая друг с другом, и как, преодолев несколь-ко километров, наконец, выбежа-ли к реке, и, упав у кромки воды,  пили, утоляя жажду, и чувствуя, как возвращаются силы.
О том, что война, наконец, закончилась, Лина Всеволодовна узнала, уже в Ербогачене, где проживала в интернате.  Помнит, как на улицах села вдруг стало оживленно, люди шли группами, взволнованно разговаривали, плакали. Чуть позже долгожданную  весть сообщила воспитательница. Радость была неописуемая! А потом эта радость сменилась горечью утрат в каждой семье, потерявшей своих родных…
Жизнь продолжалась. Лина вышла замуж, появились дети. Сначала работала в родном колхозе. Позднее, вместе с мужем получили образование в Киренске.  Он стал ветеринаром, она — счетоводом.  Больше тридцати лет проработала Лина Всеволодовна  секретарем в Катангском ис-полкоме райсовета. В  начале семидесятых перешла в Наканновс-кий сельский совет главным бухгал-тером. Троих детей забрали у нее свирепствовавшие в послевоенные годы эпидемии кори и коклюша, трое проживают сейчас на Катанге. Владимир — в Наканно, Иван — в райцентре. Сама она живет с дочерью Надеждой Семеновной.
Вспоминая прошедшие годы, говорит, что душевные раны, нанесенные в годы войны, залечить невозможно, слишком глубоки они, слишком болезненны. Нет и не может быть в мире страшнее преступлений, чем те, что против человечества.
День Победы ждет с нескрывае-мым волнением, и очень хочет, чтобы был он для нее не последним. Пусть так и будет…
Марина Зарукина.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

244