Меню
12+

Газета «Правда Севера». Издаётся с 1 апреля 1934 года

19.03.2016 09:27 Суббота
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 10 от 19.03.2016 г.

Катанга на внутреннем ресурсе

Автор: Дмитрий Засимов
редактор
Источник: "Правда Севера"

Командировка по району

Весенняя командировка по району как опыт самопознания

Принято считать, что всё в этом мире меняется. Наверное, это так и есть. Не меняется только бесконечная лента зимника, по которой движется наша «навороченная» вахтовка, вслед которой несутся восхищённые вздохи водителей большегрузов. Ещё бы – насколько мне известно, наша «вахта» — единственная не просто в районе, а во всей России!
На ерёмском отвороте нас ждёт глава Преображенского поселения Александр Свистунов. Шеф преобра-женского «улуса», на чёрном круизёре, сопровождает главу района по всему пути следствия на его территории. Дорога от отворота до Ерёмы расчи-щена и вскоре мы оказываемся в деревне. Вообще, стоит сказать, что с дорогами в районе ситуация неумоли-мо улучшается с каждым годом. Сергей Чонский ещё два года назад, весной 14 года, на встречах с жителями в деревнях говорил о том, что администрации района удалось сформировать Дорож-ный фонд, средств которого хватит не только на расчистку зимника, но и на его полноценное содержание. То, что это были не пустые слова видно уже в Ерёме – было время, когда машины районной администрации пробива-лись туда с помощью лопаты и пехла.

Водки много, а быка – нет…
Ерёма похожа на присыпанный снегом корабль, матросы которого попрятались в трюм. На поверхности – никого. Абсолютно. Мэр района, и остальные участники поездки блужда-ют по деревне, увязая в сугробах в тщетных поисках живой души. По предварительной информации Алек-сандра Свистунова, большая часть ерёмцев находится в «нерабочем» состоянии. Причина – приходили трактора, чистившие дорогу, и на них привезли два ящика водки. Эти два ящика и укачали большую часть населения. Наискосок от бывшего магазина Катангского РайПО, занесён-ного снегом по окна – ещё два года назад он вполне себе функционировал и был одним из центров общественной жизни деревни. Вообще, здания райсоюзовских магазинов в районе – это отдельная песня. Их ставили когда то по типовым проектам, с высокими потолками, роскошными ставнями (подобное здание сохра-нилось в Подволошино) – и видеть, как магазин в Ерёме превратился в ещё одну «заброшенку» – не просто неприятно, а – тоскливо. Так вот, наискосок от него – старенькая тойота, укрытая чехлом и засыпан-ная снегом – единственный легко-вой автомобиль во всей деревне…
Худо – бедно, на сход жителей в деревенский клуб собирается человек пятнадцать, в основном – женщины, пара подростков, мест-ный дизелист и самый активный парень Ерёмы – Слава, который два года назад спас меня от буйного местного быка. К быку мы ещё вернёмся, а пока, главная проблема Ерёмы (по состоянию на 2 марта текущего года). Местная глава, Татьяна Леонидовна Сафьянни-кова, вместе с ещё одной активист-кой, в голос обозначают главной ерёмской бедой нелегальную торговлю алкоголем. «Возят сюда спирт, водку из Преображенки, спирт из Ербогачёна на вертолёте отправляют, и из дома торгуют, все пьют – страшно. Родители пьяные, печка не топлена, и дети без прис-мотра». Мэр района, глава поселе-ния интересуются – кто торгует, фамилии, пожалуйста, накажем так, что мало не покажется. В ответ – тишина, глаза в пол, пожимают плечами. Понять людей можно: маленькая деревня – как клетка, в которой все зависят от всех. И если сделать шаг в сторону – в ответ легко можешь получить неконтролируе-мый хаос. Небольшая (на сегодняш-ний день в Ерёме числятся 59 жителей) деревенька посреди тайги – лёгкая добыча для торговцев алкоголем – отсутствие работы и перспектив толкают людей тратить последнее на палёную водку и спирт неясного происхождения.
Кроме массового пьянства есть в Ерёме и другие проблемы. Когда то, деревня славилась как молочная житница Катанги. Ерёмские сметана, и творог имели негласный знак качества и котировались в районе очень высоко.
Сейчас всё это в прошлом. На всю деревню – только два двора, где держат скот. Но это полбеды – во всей Ерёме нет быка. Куда делся тот, что два года назад грозно патрулировал деревенские улицы – непонятно. Но, по словам хозяек – Татьяны Сафьянниковой и Зинаиды Хомен-ко, коровы уже второй сезон не запускаются, доить их приходится круглый год, что неизбежно приводит к потерям в надоях и ухудшению качества молока.
Бычка искал где только можно, и и в райцентре, и в соседней Преображенке – безрезультатно. Мэр района невесело шутит: «Рад бы помочь, да боюсь сил не хватит. А если серьёзно, — мгновенно включаясь в деловой ритм, — есть же районная программа по под-держке сельхозпроизводителей, областная. В области, если грамот-но документы подготовить, можно получить в виде гранта более полутора миллиона рублей. А это очень серьёзная сумма, с помощью которой возможно решить не только проблему с быком, но и многое другое. И попытаться вернуть Ерёме статус молочной житницы района! Если есть проблемы с подготовкой докумен-тов, обращайтесь в районную администрацию – поддержим, поможем».
Часа через полтора, наша вахтовка медленно покачиваясь, покидает Ерёму. За окнами остаются множество брошенных домов, засыпанная снегом иномарка, закрытый магазин – и люди, которые, несмотря на очевидные причины, живут в Ерёме, не дают деревне превра-титься в опустевший уголок посреди тайги. Что держит их в этом месте, какая сила? Этот вопрос ещё не раз всплывёт в голове, тогда, когда мы приедем в Бур, Токму, Ику…

Любовь не за что-то,
а – несмотря ни на что
    Ика, стоящая на отшибе, впрочем, как и вся «тройка» спрятавшаяся в аппендиците, встречает нас солнцем и заинде-вевшими конскими мордами. Коней на подъезде к деревне много, они стоят по обочинам дороги, а некоторые, самые любо-пытные, норовят заглянуть в салон машины, и только настойчивый звук клаксона прогоняет их с нашего пути.
    Самый острый вопрос здесь – вопрос продуктового снабжения. Первая встреча, в доме местного ответработника, Геннадия Новика, высокого, основательного мужчи-ны с окладистой бородой, начина-ется с того, что продуктов мало, да и те – не должного качества. Позже, в доме приветливой Любови, где нас кормили обедом, тоже про то же – продуктов мало, большинство с истёкшим сроком годности. Конкурс на возмещение транспортных расходов в Ику выиграла предприниматель из Подволошино, Екатерина Быкова. По словам жителей, привезла она не больше полутора десятка тонн, а должно была — более тридцати. Такая ситуация продолжается уже второй год. Кроме Быковой, в Ику возит продукты молодой негоциант из Непы, Иван Юрьев. На него, в деревне, судя по отзывам нарека-ний нет. Товар возит качественный и по разумным ценам. Спрашиваю его: а чего ж ты документы на возмещение транспортных не подал? Мог бы возить больше, и цены были бы ещё лучше? — Да, — отвечает, — я собирался, но то одно, то другое. Но на будущий год – обязательно! – и смеётся. Моло-дой парень, сильный, умный. А в документы, в то, государство может помочь – верит не особо. Совсем как те хозяйки из Ерёмы, которым нужна помощь в приобретении быка.
    Люди в районе словно притаи-лись, ушли в себя, на сходах жителей вопросов задают мало, только самые необходимые – про авиасообщение, коммунальные дрова. А в общем, чувствуется некоторое социальное оцепене-ние, перенос вектора на внутрен-ний ресурс: власть – властью, а мы тут сами, потихоньку… Молодёжь при первой же возможности стремится уехать из деревень в город – за лучшей жизнью, перспективами, бытовыми удобст-вами. Старшее поколение не живёт здесь, как следует – а доживает. С каждым годом в маленьких катангских деревнях прибавляется брошенных домов. Стоят они, крепкие, хоть сейчас заходи и живи, никому не нужные – словно безмолвные упрёки.
    Сидим в гостях, в Токме (Токма, кстати, самая гостеприимная деревня района – без шуток, рыбный пирог тамошний – любой шеф повар из столичного рестора-на обзавидуется!), хозяйка, местный представитель власти, Татьяна Тодосейчук, говорит – дети уехали, я сама бы уехала, да вот муж, охотник – рыбак, никак не соглашается. Вот найду покупателя на дом за 50 тысяч, продам – и уедем! А дом там – огромный, гараж, баня, летняя кухня – вспомнишь наши, ербогачёнские, откровенно взбесившиеся цены на жильё и становится не по себе.. В Токме сейчас двое ребятишек всего – один в садике, и один – в школе. Да и то, родители школьника собрались летом уезжать. Места там – необычайно красивые. Но за красоту приходится дорого платить – бытовыми сложностями, страхом перед наводнением, скудным ассортиментом в торговой точке…         Проще всего сказать, что мы любим эти места, и поэтому здесь живём. Путь, длинною в тысячу с лишним километров, занявший целую неделю, ответа на вопрос, что нас здесь держит, не дал. Но дал надежду на то, что мы сами и есть ответ на этот вопрос. И другого не будет…
    Нет, конечно, Катанга не умирает, но она стремительно ветшает, что ли, неумолимо, как морозный туман, поднимается вверх и постепенно исчезает…   Нельзя, чтобы это случилось, чтобы мы с вами разбрелись по кирпичным коробкам, а катангская цивилизация напоминала о себе лишь брошенными деревнями. Никак нельзя…
Дмитрий Засимов.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

205