Меню
12+

Газета «Правда Севера». Издаётся с 1 апреля 1934 года

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 6 от 22.02.2020 г.

Первые и вторые

Автор: Дмитрий Засимов
Главный редактор
Источник: "Правда Севера"

Надежда на будущее: молодое лицо Наканно.

Как сделать так, чтобы людей стало больше, а проблем – меньше…

Север – суровый термин. Шипящая «с», чередующиеся «е» создают звуковой эффект свистящего хиуса, а раскатистое «р» закрывает слово грозным напоминанием о скрипящем при дыхании пятидесятиградусном морозе. Север – это тревога и собранность. В нём нет места уюту, лени и расслабленности. Север есть Север, в общем…

Катангский Север занимает особое место в районе. Если в двух словах, то там меньше всего людей и больше всего проблем. Соотношение именно такое. И оно сохраняется вот уже лет тридцать. Вернее, даже не так – соотношение пульсирует, живёт, и неуклонно разбухает, грозя своей негативной динамикой в конце концов обезлюдить наши северный фронтир.

Потому что на 10 детишек, по статистике десять печей…

Стоим около школы в Наканно, повернулись к ней спиной. Напротив нас большое, почти равное школе, крепкое ещё здание. Что это, спрашиваем. Оказывается, в Наканно раньше, когда работала в селе настоящая «восьмилетка», здесь в этом здании располагался интернат, куда привозили ребятишек-эвенков учится. В самой школе было более шестидесяти учеников! Сейчас в селе всего народу хорошо, если три десятка наберётся. И в школе (которая стала начальной) только 2 ученика. Мальчик и девочка. Мы попали в школу на большой перемене. Дети сидели друг напротив друга, ели горячий обед. Около них сидит повариха.По семейному. Тут же – детский садик. Дверь в него постоянно открывается и оттуда высовывается очередная любопытная детская рожица. Всем интересно посмотреть на чужих. В садике – 10 детей. От маленьких совсем, до тех, кому на будущий год в школу.

В очередной раз попасть в Наканно мне удалось благодаря рабочей поездке туда главы ЕМО Василия Юрьева. Василий Евгеньевич возил в Наканно и Хамакар специалиста по кадастровым работам. «Мероприятий, связанных с кадастром много, — рассказывал Василий Евгеньевич пока мы, на двух машинах довольно бодро продвигались по ночному зимнику, — надо сделать точки под опоры ЛЭП, отбить территории зданий относящихся к нашему ведению, узаконить площадки под контейнеры для ТКО».

В Наканно приехали рано утром, ещё затемно. Встали около местной дизельной. В селе ни огонька. Только в здании школы, что неподалёку мельтешат всполохи лампочки фонарика. Отправляемся туда. Оказывается – сторож. Затапливает печки. Печек в школе – одиннадцать штук! Вместе взятых, и учеников, и воспитанников детсада – 12. Получается, практически, на каждого по печке. Электричество включают в восемь утра. Перед этим, вдизельной появляется начальник (и сельский староста одновременно) – Сергей Козлов. Приземистый, очень крепкий балагур, местный мастер на все руки. Пьём чай, разговариваем: «Как дорога, что в селе с бензином, продуктами?…». Сергей Валерьянович дядька тёртый, ответы маскирует крепким юморком из серии «не для печати». Он вообще за словом в карман не лезет – может и мэру анекдот про «легендарный» пятый бензовоз в лицо рассказать – за ним не заржавеет. Весь в движении: поговорив с нами, уже куда то бежит, на ходу договариваясь о взаимодействии с приезжими. Он из тех, для которых дело – прежде всего. Старой, ещё советской породы мужик, на которых всё держится.

ФАП закрыт – нет докторов

Здание сельской администрации. Через стенку – местный ФАП. У дверей сугробы. Видно, что место покинутое, никто туда не ходит. И не мудрено – медика там нет. Совсем. Этот факт вызывает массу вопросов на встрече главы Ербогачёнского поселения Василия Юрьева с жителями. Многие спрашивают, когда же, наконец, в Наканно появится медик. «Есть у вас кто — то местный, кого можно отучить на фельдшера, — спрашивает Василий Евгеньевич, — и тогда, через четыре года он приедет, будет работать. Других вариантов, реальных, не существует». Найти врача, который согласится поехать работать в Наканно на длительное время, пока не удаётся (и это «пока» — дань дипломатии, не более). По имеющейся информации – зарплата медиков (не только в Наканно, но и вообще в ФАП-ах района) колеблется в районе тридцати тысяч. Кто за эти деньги поедет в Наканно топить печь, самостоятельно возить с реки воду (которую невозможно пить), терпеть весь остальной бытовой беспредел? Медков ведь нет не только в Наканно. Нет их в соседнем Хамакаре. Нет в Преображенке (где четвёртый год не могут запустить в работу новый ФАП).

Бочка бензина за 7 соболей

Зарплаты в Наканно это, к слову, отдельная песня. На встрече с жителями многие местные женщины активно приглашали чиновников из райцентра пожить в селе на 6 – 8 тысяч, которые в Наканно называются зарплатами. И если учесть, что ценник на соболя в этом сезоне колеблется в районе 2 тысяч, то ситуация складывается совсем печальная. «Как жить, — кричит с места пожилой мужчина, судя по напору – местный активист, — как раньше было: бочка бензина стоит два соболя. Если три – то уже ситуация нездоровая. А сейчас двести литров топлива – 7 соболей! Ну, куда это годится?».

Борщ варишь, можно не солить

Вода – следующий раздражительный фактор. Ни в Наканно, ни в Хамакаре нет централизованного снабжения жителей водой. Даже такого, как в Ербогачёне – с бочками и флажочками. Каждый снабжается на свой страх и риск. Но это полбеды. Север Катанги до сих пор пьёт воду из реки. Солёную. Люди шутят – борщ варишь, можно не солить. Неподготовленного человека вкус чая в Наканно может напугать. Люди пытаются любыми способами исправить ситуацию – разбавляют питьевую воду талым снегом, например. Но это зимой. А что летом? Раньше власть говорила, что скважины на катангском Севере обустроить не выйдет. Потому что, вроде, там нет воды. Невозможно до неё добуриться. Глава ЕМО Василий Юрьев говорит, что это неправда. Есть справка, основанная на исследованиях геологов, которая подтверждает – вода есть. На глубине 120 – 150 метров. И профильные организации утверждают – скважину пробурить и обустроить им вполне по силам. Но этим будущим скважинам потребуется постоянный подогрев, иначе вода в трубе перемёрзнет. То есть – круглосуточное энергообеспечение.

Новая ЛЭП не за горами

Свет в Наканно гоняют 10 часов в сутки Есть надежда, что в мае, когда руководитель местной энергоснабжающей организации «Катангское ПТК» будет защищать в Иркутске долгосрочные тарифы, эти 10 часов удастся увеличить до 16 – 18. Но это не точно. Как рассказал Василий Юрьев «Настаивать будем на 24 часах. А там – как получится. Но то, что мы постараемся увеличить количество суточного электроснабжения – вне всяких сомнений».

Вообще, электроснабжение, в отличие от кадрового голода и проблем с водоснабжением выглядит лучше. Сейчас в Наканно заготовленыболее 60 опор. Места для их установке отмежевал специалист кадастрового учреждения. Летом в село приедут профессионалы из специализированного предприятия, установят опоры, новые уличные светильники, натянут СИП-ы, выправят перекос в напряжении. Это прогноз главы поселения. Все в Наканно надеются, что он сбудется.

Куда пойдут учиться?

И да, проблема в Наканно не только с медиком. Сейчас там в детском саду – школе трудятся два высококлассных специалиста – Надежда Матвеевна Карпова и Валентина Владимировна Козлова. Трудятся уже несколько десятилетий. Но оба педагога совершенно недвусмысленно заявляют – работают они последний год. Если они покинут село – в Наканно не будет не только врачей, но и учителей – воспитателей. А что потом? Соберётся сход и проголосует за закрытие школы как в соседнем Хамакаре? А детей переправят в ербогачёнский интернат?

Снами в поездке – настоятель ербогачёнского храма отец Николай. Он не новичок, уже бывал в Наканно несколько лет назад, во время визита владыки в 2014 году. Так что он особо не удивлён «букетом» трудностей. Но и не делает вид «бывалого человека». Батюшка – человек крайне любознательный, легко вступает в разговор с местными, расспрашивает, живо интересуется мелкими житейскими хитростями, которые помогают людям одолевать бытовой беспросвет. Видно, что многим интересно беседовать со священником, отец Николай планирует повторить свой визит в Наканно (и Хамакар) этим летом, и, по возможности, сделать такие поездки регулярными.

Уезжая из Наканно понимаешь. Север – это не место. Вернее – не только место. Прежде всего, Север – это люди. Люди, которые способны сделать самое суровое место пригодным для жизни. Наканно, стоящее в котловине, окружённое высокими сопками, с припорошенными снегом макушками – уголок красоты необыкновенной. Люди, живущие там – ему под стать. Они сильны, гостеприимны и с пониманием относятся к трудностям. Ждут, что власть им поможет, но и понимают – самим плошать недосуг. А власть, она внимательно вникает в людские проблемы. И, пусть медленней, чем хотелось бы, но решает их. Ведь задача власти – победить, преодолеть отрицательное соотношение жителей и их проблем. Её задача сделать так, чтобы первых становилось больше, а вторых – меньше…

Встреча в сельском клубе Наканно.

"Грустная" печка в местном магазине.

Когда выключают свет, зажигают бутылку.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

27